На главную
Родина-мачеха21.05.2005 
Здравствуйте, в эфире Объект-если, и если это можно назвать программой - то она и сегодня будет не полной. При всех наших стараниях в законные пол-часа мы никак не вмещаемся. Дабы не наступать на горло авторской песне, жертвуем обзором прошедшей недели. И то сказать - событий, из ряда вон выбегающих, в городе и мире на неделе не особенно-то и происходило. Может, оно и к лучшему - иногда самая хорошая новость - это ее отсутствие.

Ну конечно, бензиновый кризис обсуждать мы не будем и новостью не считаем - мы уже успели к нему привыкнуть; обвинение российским депутатом украинского министра в трехмилионной взятке - тоже не анализируем, мы всегда и без доказательств знали, что министр не может не брать, иначе какой же он министр; конкурс Евровидения, который финалирует через пару часов - не обсуждаем тем более - во-первых рано, во-вторых сплошной пиар - как для власти, так и для оппозиции.
Поэтому сегодня обсуждаем темы из разряда непреходящих. Например - политзаключенные. Вечная тема. При любом государстве. Правда, при каждой текущей власти обсуждать можно политзаключенных исключительно власти бывшей. Это будет первый объект сегодняшней программы.
Объект номер два - алкоголь и сухой закон. Еще одна вечнозеленная, извините за каламбур, и животрепещущая даже двадцать лет спустя тема.
Из всех искусств, извините за плагиат, для нас важнейшим является кино. А из всех кино, извините за издевательства, для нас важнейшим является то, которое делают в Голливуде, а показывают в Канне. Но не кино, и даже не каннский фестиваль, а сам Канн, а также его жители и гости, станут третьим сегодняшним объектом.
О четвертом объекте сказать нечего, а только спросить - есть ли жизнь на Марсе? Ее высматривали аж в пятнадцать телескопов. Чего углядели, того и вам покажем.

Объект №1 "РОДИНА - МАТЬЧЕХА"
Это был анонс сегодняшней программы, а теперь начинается она сама. Начинается с человека, отсидевшего пять лет лагерей и получившего за это пожизненную именную стипендию. Вернее, отсидел он за антисоветскую деятельность, а стипендию получил - за правозащитную. При смене власти эти понятия становятся синонимами. Антисоветская деятельность заключалась в желании разговаривать на украинском языке. Вы думаете, вы увидите сейчас махрового националиста-бендеровца, не так ли? Дарья Юровская тоже так думала.
Был обычный день, год семьдесят второй, Союз Советский.
Молодой инженер-строитель со скамьи подсудимых увидел, что судья прячет под столом какой-то документ. Судья почувствовал взгляд, поднял голову и покраснел.

Игорь Кравцив: «Кожна людина, от в глибині душі, вона мріє про прості чесні стосунки, вона ненавидить, коли її обманюють, і коли їй треба обманювати - я не думаю, що вона це робить з ентузіазмом».

История человека, который однажды вдруг понял, что украинец – это не просто национальность, а в первую очередь ответственность, для нас сегодняшних состоит из сплошных почему. Почему был правоверным комсомольцем и вдруг обратил внимание на противоречие между декларированными правами каждой нации и реальной политикой «Все мы советский народ». Почему решил что-то изменить. Почему сам. Почему, всю жизнь русскоговорящий, вдруг стал «розмовляти українською». Почему не перестал до сих пор.

Игорь Кравцив: «Я пам”ятаю цей день, коли я вийшов на вулицю і заговорив, мене одразу ж ідентифікували з іноземцем з західної країни. Я жартома сказав, що я з Канади - вот, так воно і пішло».

Вот улыбается, хотя сам говорит, что лагерь навсегда отучил его смеяться.

Игорь Кравцив: «Наші органи в ті часи – це 72 рік (я прошу вибачення за дикцію…) - вони цікавилися у автоматичиному режими усіма, хто у Харкові послуговувався українською мовою… я перейшов на українську мову і автоматично став об”єктом уваги з боку органів… Мій телефон прослуховувався, за мною здійснювалося зовнішнє спостереження, ну і через там деякі необережні висловлювання, необережні контакти - КГБ вирішило собі робити кар”єру на зокрема мені».

Сегодня ему стыдно признаться, что он слишком легкомысленно относился к словам и поступкам. За пять лет лагерей Игорь Кравцив, потерял мать и брата. Остался один, но остался собой.

Игорь Кравцив: «Я вийшов із зони, ну, без всяких іллюзій… мене запитали - що я хочу (в КГБ) - буду жити тут, чи я виїду з країни; кілька моїх друзів мріяли звідси виїхати, я саме виходячи з тих обов”язків, я вважав для себе це неможливим. Я розумів, що цю країну еволюція задушить, що вона перспективи не має, власне для мене це було ясно, питання тільки часу».

Несмотря на безобидность, с теперешней колокольни глядя – подумаешь, говорит он по-украински - Ивану Кравциву устроили жизнь пламенного революционера. Проблемы с работой, одновременно с угрозами посадить за тунеядство; еженедельные визиты человека из органов; ночью из дома не выходить; регулярно отмечаться в милиции. И это было только начало.

Игорь Кравцив: «Народилася дитина… І от КДБ вичікало оций термін, коли закінчиться допомога по народженню, у нас немає ніякої сторонньої допомоги, і вони почали процесс мого звільнення - ви розумієте... Перед цим ставиться мені вимога - переходьте на россійську мову, тоді ми будемо вас і підвищувати по службі, і ви не матимете проблем. …Я пішов в
КДБ, покликав там якогось начальника - я не пам”ятаю, хто це був - і сказав йому буквально таке: я слухаю «Голос Америки» і інші радіостанції, ви зараз чините проти мене, значить, абсолютно нелюдські дії, які нічим не спровоковані з мого боку, моя позиція щодо української мови - вона вписується в діюче законодавство, я буду писати в усі мислимі інстанції протест на ваші дії, я переконаний, що «Голос Америки», і радіо «Свобода» зацікавляться цією інформацією! Вони мене питають - ви туди напишете? Я кажу - ні, я туди писати не буду, але я буду писати від міністра до доярки знатної, всім, кого я знайду у газетах, і на якійсь інстанції утєчка буде – це ви знаєте краще за мене! Оце я їм сказав, через ридні… чи буквально через два дні. Буквально як відрізало все, секретарка директора з кривою посмішкою мені каже, що вони вирішили мене не звільняти… І після того, от після цієї події, до мене перестав приходити на роботу кагебист, перестали россказувати, який я неправий, які вони праві, і все. Вони залишили зовнішнє спостереження, але я вже кагебіста від вісімдесят першого року я не бачив».

Сегодня он спокоен, потому что Союза больше нет, а украинский - официальный государственный язык. Он знал, что так будет - и так стало. Он ни в чем не нуждается, если говорить о деньгах; работа
ет, получает пенсию и имеет депозит в банке. Он был на площади Свободы в дни оранжевой революции, но по-прежнему верит только в эволюционный путь развития страны. Он рад, что люди отстояли свой выбор, но уверен, что расслабляться еще рано.

Игорь Кравцив: «Кожний громадянин мусить по-перше свідомо ставитися до інтересів своєї держави, а по-друге - бути морально готовим в якийсь критичні періоди чимось жертвувати для цієї держави».


Автор: Дарья Юровская. Оператор: Сергей Алексеев

Смотрю и думаю: какая же сволочь так испоганила слово "патриотизм"? Почему приличные люди теперь при слове "патриотизм" в лучшем случае гадливо морщатся, а в худшем - испуганно вздрагивают? Зачем той сволочи было нужно накрепко связать слово "патриотизм" с квасным, или если угодно, "шароварным" национализмом самого зоологического пошиба? Как теперь различить двух людей, говорящих на одном языке, если один из них хочет всего лишь говорить на нем, а другой хочет, чтобы все остальные не говорили ни на каком другом? Как теперь людям, которых напугала и рассорила эта сволочь, вернуть гордость за себя, за свой язык, и за свою страну - гордиться всем этим - это ведь теперь стыдно? Нет ответов. Но есть люди, и есть судьбы.

Объект № 2 "СБУХОЙ ЗАКОН"
После такой пафосной тарады говорить про водку как-то даже неловко. Но придется. Могу разве что оправдаться тем, что сей продукт тоже имеет отношение к людям и их судьбам. Ко многим, даже если сушит только троих. И ко всей стране, если сухим становится целый закон, которому на неделе исполнилось двадцать лет. Сегодня в нашей программе два дебюта - и я рад представить вашему вниманию первую из дебютанток. Журналист "Объектива" Александра Минина - об антиалкогольном постановлении года тысяча девятьсот восемьдесят пятого.
Пьянству – бой! Пленных не брать, в средствах не стесняться! Знаменитое антиалкогольное постановление восемьдесят пятого года поставило советский народ на трезвую дорогу к коммунизму. Народ до коммунизма не дошел, но трезвым оставался целых пять лет. Ну, почти…

Битва со спиртным началась с тары. Заводам дали установку – больше бракованных бутылок – меньше спиртного в советских желудках. Часть бутылок били, на выжившие клеили новые неспиртные этикетки. Ликероводочные заводы легким движением Горбачевской руки превратились в соководные. Опыта не хватало – бутылки с соком лопались, не успев доехать до конечного потребителя.

Алкоголизм и социализм несовместимы – говорил Ленин. Народ шестьдесят лет спустя с вождем согласился. Но очереди возле магазинов, где продавались "продукты" для совмещения двух великих ценностей советского народа, не уменьшались. А по совершенно правдоподобной статистике искусством самогоноварения за пять лет борьбы с пьянством овладел каждый третий житель страны советов.

Вытрезвители, доставшиеся советскому союзу от предыдущей империи, на отсутствие клиентов не жаловались и в восьмидесятые. Народ трезвел постепенно. Завершился ли этот процесс к девяностым – неведомо.
Известно только, что в девяностом пить уже никто не запрещал. А в девяносто первом и запрещать стало некому.

Двадцать лет спустя советскую попытку научить народ не пить - возрождать никто не собирается. Это раньше за трезвость ратовали такие люди как Толстой! Сегодня герои уже не те. Пьют милиционеры, врачи и просто очень известные люди. По мере сил борясь с последствиями – но не с причиной.

Обществ трезвости в Харькове целых одно. Из двадцати человек и массы агитационных материалов в двух комнатах. К практике восьмидесятых здесь относятся с уважением и недостатков в сухом законе не видят.

Светлана Крупская, председатель Харьковского Союза Трезвенников:
"Антиалкогольное постановление сохранило по минимальным подсчетам 680 тысяч человеческих жизней. Почему-то в средствах массовой информации про это молчок. А про вырубленные виноградники вопрос поднимается!"

Не пить, по мнению трезвенников, – необходимость. Добиваться ее надо всенародным просвещением. Правда, признаются просветители, доходит не сразу и не до всех. А потому законодательные меры являются производственной необходимостью.

Алексей Дроздов, трезвенник: "Когда проследили в каких именно группах был спад смертности – это были мужчины, грубо говоря без образования, рабочие, простые крестьяне, к сожалению, этот слой общества алкогольно запрограммирован и, так сказать, до них слабо доходит просвещение."

Алкоголь всегда помогал диктатором управлять осовевшим народом. Дал на водку – считай не надо ни хлеба, ни зрелищ. А для стран-плагиаторов спиртное – это, оказывается, еще и способ выкрасть у доверчивого советского народа его безграничные достижения.

Владислав Бокарев, трезвенник: "Алкоголь – это самое главное... самый главный дурман, благодаря которому (в кавычках благодаря) можно
отнять труды людей. Вы, наверное, знаете, как пчеловоды дыма напускают пчелкам, они засыпают, и потом медок забирают у них, а сахарок пережженный им дают и они кушают, вот как мы сейчас. Пиво пьем и прочее – это тоже подмена ценностей. И мы рады всем счастливы и того не понимаем, что мед-то у нас забирают, а дают суррогат меда."

Двухтысячные – не восьмидесятые. Скамеечки в парках и слабоалкоголка в бутылках просто созданы друг для друга. Пьют все – от мала до велика.

Два пожилых человека на лавочке, с бутылками пива: "Я считаю, что должен быть сухой закон для нашего населения, для того, чтоб очистить общество, особенно молодежь от плохой наследственности!"
-Ну вы же пиво пьете!
-Ну… Мы уже старые... А во первых пиво – это не алкоголь... Старым даже полезно – весь мир пьет пиво, особенно пожилые люди, но молодежь до двадцати одного вообще не употребляет!"

Молодежь в парке хмельной напиток вредным абсолютно не считает. Правда свой особенный статус в деле его потребления признает.

Студент, с бутылкой пива: "Пиво – это хлеб для студента, потому без сухого закона. Никак."

Парень, с бутылкой пива: "А что это за отдых без пива хотя бы (пьет)? Невесело. Отак."

Жители постсоветского пространства с пьянством намерены бороться только посредством полного истребления врага – до самого донышка. Сохраняя при этом полутрезвый расчет.

Уличный бандурист: "Я інколи трішечки випиваю вина, або горілочки, якогось спиртного, я не пропиваю ніколи свого розуму, не напиваюсь."

Девушка, с бутылкой пива: "А я совершенно спокойно к этому отношусь, потому что мн
е все равно – пить или не пить, я не зависима от алкоголя. Если он есть, но я считаю, что всегда запретный плод сладок, а это не выход из положения, потому что это всегда будет востребовано – в какой-то мере."

Так что вот так, дорогие сограждане. Восемьдесят пятый год нам пока не грозит – разве что в качестве пьяного сна. Видать, не готово наше общество вести воздержанный образ жизни. А может просто боится посмотреть на нее трезвыми глазами?


Автор: Александра Минина. Оператор: Игорь Лукашов

"Если я чего решил - то выпью обязательно". Говорят, алкоголик - это человек, который точно знает чего он хочет. Разводить мораль на тему "пить - здоровью вредить" я не буду, в конце концов, жить тоже вредно для здоровья. А вот на перспективу введения сейчас чего-то подобного антиалкогольному постановлению, я смотрел бы как на кошмарный, а не пьяный сон. Не могу сказать, что я склонен к алкоголизму - у меня полно других недостатков - и мимо полок, занятых сотнями разнообразных бутылок, я прохожу совершенно спокойно. Но я хотел бы и дальше проходить мимо полок, занятых сотнями разнообразных бутылок. Как вы понимаете, последняя сентенция касается не только и не столько алкоголя.

Объект № 4 «Канно и немцы»
И сразу следом еще один дебют "Объектива" - известная телевизионная пара Елена Скалецкая и Сергей Зинченко на неделе вернулись с Каннского кинофестиваля. Отчет о кино и фестивале вы могли видеть уже неоднократно, в том числе и в собственной программе Елены Скалецкой "Кинопарк". А "Объект-if" просил коллег просто смотреть по сторонам во все глаза и все объективы. И привезти нам собственные впечатления - не о кино, а о городе и людях, его населяющих.
В стране галлов не любят другие языки и к французу ты на козе не подъедешь со своим англйским. Все это оказалось бабьими сказками уже прямо в аэропорту.

Тебе везде рады. В супермаркете, куда ты заходишь, улыбаются и говорят : "Бон жур!" В автобусе, на вокзале, и даже в справочном бюро, где служащему приходится отвечать на тысячи вопросов, он не забывает каждому сказать:" Бон суа" или "А ре вуар" . При всем своем патриотизме не могу представить такую картину в нашей железнодорожной справке. Просто, наверное, французы рождаются с набором вежливых фраз. Это как программа на всю жизнь. Знаете, какое самое популярное слово у французов? "Извините". И это касается не только работников Каннского фестиваля.

А еще с первого взгяда поражает в людях чувство собственного достоинства. Официант не делает вам одолжение, когда приносит кофе, а водитель не делает одолжение, когда везет в машине. Мы гордимся тем, то что мы делаем. И делаем это хорошо. Думаете пыль в глаза пускают? А зачем? Уважать себя -это такое прятное ощущение. Прошу не путать с беспардонностью и хамством.

Поразило большое количество пожилых пар, которые просто гуляют, прохаживаясь по бульвару Круазет, фотографирут друг друга. С жиру бесятся, скажете, конечно, им не надо о будущем урожае помидоров и картошки думать. И вообще, родились под счастливой звездой. А у нас и война и Сталин. Да конечно, но разве вы не желаете счастливой и беззаботной старости своим родителям.

Сам фестиваль кино в Каннах поразил безупречной организацией. Вроде бы вокруг бессмысленная суета и толкотня, ан нет. Каждый занимается своим делом. Пишущие журналисты часами сидят в прессбарах за компьютерами. Рецензии на фильмы, отчеты с прессконференций, горячие новости - их рук дело. Фотографы и видеооператоры бегают за звездным кадром. Сколько километров пленки - ради одной улыбки в объектив. Вот и думаешь, кто делает звезд звездами. Но на этом творческом пути прессу подстерегает масса препятствий и охрана - одно из них. Здесь я поняла, настоящий профессионализм секьюрити, это когда их незаметно. В основном, знаменитости даже на демократичном Каннском фестивале передвигаются в сопровождении охраны, но журналиста и оператора никогда не отгонят от артиста, если он сам не прочь дать интервью. У нас звезда тоже может и не против, да к ней на пушечный выстрел не подпустят.

Хотите верьте, хотите нет, но полицейские в Каннах умеют улыбаться, честное слово, наверное этому учат в полицйских школах. Но покажите мне, где учат выдержке и терпению водителей? Проезжая часть перед главным Дворцом фестиваля постоянно заполнена людьми. Поток пешеходов не иссякает, и машины дисциплинированно ждут 3 - 5 - 10 продолжать дальше сколько минут? И едет эта колонна с черепашьей скоростью. Хоть бы кто пикнул своим сигналом. И даже не ругаются.

Что-то получается у меня Франция слишком уж в розовом цвете. Сейчас подпортим впечатление. У них нарушают права наших братьев меньших, ну не
наших конечно, а французски
х. На пляж с собаками нельзя, на газоны тоже, в магазины, кафе. Дискриминация какая-то. Зато имеются специальные урны для собачьих шалостей. Нагадил, вот тебе пакет, будь добр убери. Может и собаки у них законопослушные? Сами себя обслуживают? Ну вот нашли пятно на репутации, ехать правда пришлось в Монте Карло. Хотя если често, это был единственный беспорядок на улице столицы Монако.

К хорошему привыкаешь быстро, подскажите как отвыкнуть?


Автор: Елена Скалецкая. Оператор: Сергей Зинченко

Из Канн ребята вернулись два дня назад, репортаж делали вчера, к сегодняшнему вечеру, я думаю, подсказывать Лене, как отвыкнуть от хорошего - необходимости уже нет. Добро пожаловать в родные пенаты. Вопрос ко всем остальным - где будем заново привыкать к хорошему? Поедем все вместе во Францию? Или тут попробуем?

Объект № 3 "Астроном и я"
Говорят же, хорошо не просто там, где нас нет - а там, где нас никогда и не будет. Это касается не только Канн, но и жизни на звездах, которую на неделе пытались отыскать сто восемьдесят человек, глядя в телескопы. Зачем? Ну известно ведь, настоящий интеллигент - это человек, много думающий о том, что его совершенно не касается. Процесс таких раздумий засвидетельствовал журналист "Объектива" Дмитрий Литвиненко.
В большом городе не бывает черного неба. Совсем черного. Горят вывески, рекламные щиты, окна квартир, фонари. В пансионате Елочка, под Змиевом, небо черное, а поэтому звезды яркие. Сто восемьдесят астрономов приехали сюда и три дня смотрели на небо. В пятнадцать телескопов.

Астроном-любитель: "С помощью телескопа такого диаметра можно увидеть очень много."

Вышли третьи звездный войны. Теперь шесть фильмов, теперь полный комплект. А вот как татуинцы поняли, что существуют явайцы все равно не ясно. Когда-то ведь они открыли друг друга, вошли в контакт, обменялись технологиями.

На земле день, астрономы выспались после ночных галактик в виде значка мерседеса , крабов, спиралей и облаков. Начинается теория, впрочем нескучная. Обмен премудростями, раз уж собрались. Насущные проблемы.

Астроном-любитель: "Бога.. х-м-м-м... нет."

То есть какие у природы законы, а кроме того, кто и когда их установил. Самый простой способ понять, спросить у того, кто это знает. Например, подружиться с каким-нибудь внеземным разумом

Астроном-любитель: "Горы хлеба и бездна могущества - по Циолковскому."

Внеземной разум можно искать, а можно ждать пока он тебя найдет. Причем есть версия, что уже нашел.

Астроном-любитель: "Ни в коем случае не утверждаю, что луна обитаема, просто утверждаю, что нужно исследовать эту возможность."

Луна - любимый объект астрономов - аматоров. В ночном пансионате Елочка на луну был нацелен каждый пятый телескоп. Мощного аппарата, для того чтобы рассмотреть, не нужно.
Луна объект уникальный. Если кто-нибудь захочет шпионить за землянами – проще всего с поверхности луны. И вот участник слета астроном Архипов утверждает, что на луне могут быть следы наблюдателей – лунные артефакты. Например, аналог земных стен.

Астроном-любитель: "Следует ожидать, что любые разумные существа будут делать что то подобнее из соображений экономии материала."

Впрочем действовать всегда лучше чем просто ждать. Технологий для перелетов внутри солнечной системы уже достаточно. Было бы желание и деньги. Причем дело верное, окупится с лихвой.

Астроном-любитель: "В полет на луну американцы вложили тридцать миллиардов долларов, потратили эти деньги где то к середине семидесятых годов, к середине восьмидесятих годов, они получили на этих тридцати миллиардах, которые летали на луну триста миллиардов. За счет технологий."

В свое время мировой астрономии здорово помогла холодная война и гонка вооружений. Вот когда в фундаментальную науку деньги вкладывали. Сегодня все мирно, а поэтому полеты на Марс и освоение Луны откладываются.

Астроном-любитель: "Сроки упущены - но э
то не избежно!"

Вопрос, который интересовал в пансионате астрономов каждого. Когда будем летать на Марс так чтоб быстро и к звездам так чтоб долететь. Прогнозы неутешительные – в ближайшие сто лет – максимум колония на луне. И продолжаем ждать инопланетных технологий. Иногда на звезды смотреть грустно. Понимаешь что ни ты, ни твои дети там не будут. Вариант для тех, кто мнение разделяет – идите в кинотеатр, там сегодня звездные войны дают.


Автор: Дмитрий Литвиненко. Оператор: Илья Ильченко

Ну вот, так всегда: вместо настоящей звездной романтики - в конечном итоге предлагают киношный эрзац. И про жизнь на Марсе, между прочим, так и не ответили. И какое после этого воскресенье? Удачи вам, любви и радости.


МГ "Объектив":  Новости  Газета  Авторские программы  Фотобанк  Форум

Rambler's Top100 Rambler's Top100
Все материалы представленные на сайте являются интеллектуальной собственностью © Объектив