На главную
Война, война и война07.05.2005 
Здравствуйте, в эфире Объект-if, с третьей по счету программой. Сегодня суббота, седьмое мая, и эта дата, предваряющая День победы, определяет всю сегодняшнюю тематику. Коротко - война. Да, именно так - не день Победы, а вторая мировая в некотором ее многообразии. С днем же победы мы просто поздравляем всех ветеранов великой отечественной.

Если поздравлять ветеранов - то не с Днем победы, а с каждым днем на войне, в который они выжили. А еще более - с каждым выжитым днем в мирное время. А особенно с каждым выжитым днем в наше мирное время - это ли не подвиг.
А с днем Победы поздравлять надо не ветеранов, а нас всех - поскольку есть кому поздравлять, и есть кого поздравлять. Могло и не быть.

А если вспомнить, что любая медаль - в том числе и военная - имеет две стороны, то говоря о войне, придется вспомнить о ветеранах не только советской армии. Про "не только" - в первом сюжете программы.

Если была война - то будут и могилы. Сам мертвый в могиле не нуждается - как уже и ни в чем другом в этой жизни. В могилах нуждаются живые - и иногда на то чтобы могилу отыскать - уходит тридцать лет жизни. Это второй сюжет программы.

Если правда бывает историческая, то почему свист не может быть художественным? Полагаете - демагогия? Это вы еще не видели третьего сюжета - о художественной правде войны.

И если не все в сегодняшней программе со слезами на глазах - то это благодаря завершающему мирному сюжету о баталиях спортивных и около. Существование в одном городе двух футбольных команд с серьезными претензиями - я говорю о Металлисте и Арсенале - наводит на мысли о том, что... Впрочем нет, этот сюжет - тоже о войне.

Вот-тейна
Будем считать это анонсом сегодняшней программы, и будем надеятся, что после этого анонса у нас останется... несколько зрителей. Теперь к сюжетам, первый из которых сразу замахивается на щепетильнейшую тему. Противостояние умов по линии "Советская армия - Украинская Повстанческая Армия" рассматривал Дмитрий Кириллов. В меру состояния собственного ума.
Война закончилась шестьдесят лет назад. Но закончилась ли война шестьдесят лет назад?! Формально – да. В умах людей – она, возможно, только сегодня переходит в решающую стадию.
Если кто и забыт, то многое – вспомнилось. И поздравляя ветеранов с годовщиной Великой Победы, кто-то вслух, а кто-то про себя уже говорит, что те страшные события воспринимаются совсем не так однозначно, как, скажем, четырнадцать лет назад – на заре Независимости Украины.

Война – горе! Но для одних. Война – политика! – для других. Так было всегда. Утверждение – простоватое, зато – очевидное, как и то, что - правда у каждого своя! Со времен независимости Украины восприятие трагических событий сорок первого – сорок пятого годов изменилось существенно.

Взять хотя бы тот факт, что современные историки в учебниках сейчас вполне обходятся определением – «советско-германская война». Уже без «отечественная» и без «великая». Решающую роль в победе над фашизмом нынешние исследователи вовсе не обязательно
отводят «коммунистической партии и лично товарищу Сталину». И даже народ, именуемый когда-то советским, сегодня уже не всеми воспринимается, как «народ-освободитель».

Иван Боечко, помощник воинов УПА: "Тому-то люди цю армію виростили, виховали. Все що могли вони давали для цієї армії. Матері не плакали, коли вони бачили, що їхні діти погибають в армії УПА. Ця армія була – народна армія. Ця армія була – любима для народа. І цієєю армією наш український народ гордився і гордиться сьогодні".

Сегодня не оспаривается только тот факт, что война – была! Были кровь, слезы, массовые убийства, горящие деревни, газовые камеры, лагеря смерти, искалеченные судьбы и люди, осиротевшие дети и навсегда потерявшие надежду родители.

Ивану Боечко почти – семьдесят пять. Родом из Ивано-Франоковской области. Говорит, Советскую власть встречали «хлебом-солью». Думали, придет Независимость. Почти тоже – обещали немцы. Аресты разочаровали. Так и появилась УПА – повстанческая армия. Потом, правда, служил и в советской. Закончил школу и институт. Факт сотрудничества с УПА скрывал до последнего времени.

Иван Боечко, помощник воинов УПА: "Так, це я скривав, про це я нікому не говрив, тому що за це давали не меньше як пятнадцять років тюремного увязнення. Про це ніхто ніколи нічого не розсказував. Даже у наших краях, якщо в кого побачили історію України, то 12 років – відразу. Це було забезпечено. Про Україну, про незалежну Україні, про повстанські ці всякі справи ми про це не мали права нікому говорити. І взагалі ніде ніколи про це не говорилося – ні з друзями, ні з ким іншим.."

Украинская Повстанческая армия – совсем не то, что «СС – Галичина» – части сформированные немцами из украинцев. Но «СС-Галичина» -- по сути, - хотя быть может это и ошибочная трактовка, - почти тоже самое, что «Войско Польское». Военное подразделение, созданное захватчиками – советскими политиками – из захваченных – поляков, которых в самом начале сороковых прошлого века сгоняли с родных земель – в сибирские «лагпункты».

Сегодня в Украине спорят о том, что и воинам Украинской Повстанческой Армии, и воинам СС-Галичина нужно присвоить статус – «участников боевых действий». И как не спорить, если исходить из того, что до тридцать девятого года – на Западной Украине
не было – советской власти, как, впрочем, и в Прибалтике. И многими
тамошними жителями, что красногвардейцы, что гитлеровцы – уж простите ветераны «канонические»! - воспринимались одинаково: захватчики!

Вторая мировая война закончилась. Фактически. Шестьдесят лет назад. В прошлом -- кровь, слезы, массовые убийства, горящие деревни, газовые камеры, лагеря смерти, искалеченные судьбы и люди, осиротевшие дети и навсегда потерявшие надежду родители. Все остальное – слова. В этой войне – «слово» было потом.


Автор: Дмитрий Кириллов. Оператор: Вячеслав Душка

Можно было бы вывод назвать спорным - если бы вывод вообще имел место. Дмитрий Кириллов уклоняется от вывода. У него есть отличный для этого повод - журналистская обективность, помноженная на объективность места его работы. Не смотря на некоторую разниц у в возрасте, мы с ним все-таки принадлежим к одному поколению - не детей, но внуков войны. И у меня тоже нет желания делать даже субъективные выводы о том, кто из ветеранов правее. Могу только сказать что я думаю о волне примиренчества, которая прокатилась в новейшие времена, и которая еще более обострила противостояние ветеранов. Их, ветеранов обеих сторон фронта - осталось очень мало. Как раз столько, чтобы каждый из них, сам, наплевав на пропаганду, решал лично для себя одного. Зная, что до Бога уже рукой подать - протянуть эту руку врагу шестидесятилетней давности, или умереть непростившим и непрощенным.

Отец сын солдата
Еще одна история еще одной отдельно взятой судьбы. История, которая растянулась на тридцать лет, и закончилась благополучно - если это слово применимо к тому, что произошло. Сын приехал на могилу отца - и заплакал от счастья. Мария Малевская сопровождала героя своего сюжета с его первых шагов по слобожанской земле.
Четыре сорок три утра. Харьков. Южный Вокзал.
Человека с именем Содыкбой Сидикбоев найти не сложно. Проводники, таможенники и пассажиры уже знают, зачем таджик едет на Украину, и почему так волнуется. Впереди – долгожданная встреча с отцом, которого никогда не видел, и уже не увидит. Содык родился в 42-ом. Ровно через 7 месяцев отец погиб на войне.

Содыкбой Сидикбоев: Я знаю, что отец погиб на фронте. Я всё-таки добился того, чтобы всё-таки... мечтал, и в детстве мечтал найти его могилу, посетить могилу отца, мой цель был такой с детства, вот... Я написал письмо в архив Министерства обороны Подольска, искал, вот, результатов не было.

Тридцать лет. Именно столько времени прошло с того момента, когда Содык отправил первое письмо в московский архив. Тогда из Министерства Обороны ответили, что место гибели и захоронения солдата Сидика Хайдарова неизвестно. Через три года, в 78-ом, Содык встретил странного человека – мужчина долго вглядывался, а потом резко изменился в лице.

Содыкбой Сидикбоев: И он прямо на меня, вот так, вытрищил глаза и идет, как бы на таран ко мне идет. Пришел. Обнял меня и заплакал. Говорит: «Ты сын вот этого Садыкбая, говорит, который погиб вот там-то и там-то». Он рассказал, мы, говорит, Харьков взяли несколько раз, говорит, и отдали, и потом взяли Харьков и были в обороне...

Случайная встреча с отцовским однополчанином - и Содык наконец узнал, где похоронен отец. 12 июля 43-го, при обороне Харькова, рядового Хайдарова смертельно (если смертельно) ранило артиллерийским снарядом. Могила – в небольшом селе Дементеевка в нескольких километрах от города.

Жительница села Дементеевка: Мені було 15 год от тоді, як оце нємці вступили, 15 год же мені було, як перві нємці вступили. Пригадую... Ну, воювали, ну... не так, щоб велика тутечка бою, ну, не було тут такого великого в нас бою, нє, не було.

Триста погибших солдат. В память о защитниках Дементеевки уже после войны ставят обелиск. Кроме нескольких местных жителей за памятником никто не ухаживает. Ночью, перед приездом таджикского гостя, каменного солдата на постаменте приводят в порядок, и привезенные из Азии цветы покрываются свежей смолой.

Жительница села Дементеевка: Ніхто, чи не хотять, тут людей-то й є, чи не хотять... Ну, я доглядаю, я за ним слідкую. Все время, скіки от оце живу я тут, скіко я його доглядаю...

Шесть детей и восемнадцать внуков. В Ходженте, бывшем Ленинабаде, Содыка провожали всей семьей. С собой - гвоздИки, на
циональные таджикские лепешки и земля… Родная земля.

Содыкбой Сидикбоев: Я землю Украину считаю своей второй Родиной, так как мой отец покоится здесь. Я в течение, вот с того дня, как себя помню, начал искать... По-настоящему теперь вот нашел, где покоится мой отец. И никогда я эту землю не забуду. И своим внукам, детям тоже скажу, чтоб они не забывали этот город, где их дед покоится… Это слезы радости… Не от горя… Это слезы радости…

Автор: Мария Малевская. Оператор: Сергей Алексеев

Если бы знать, по какой прихоти судьбы пересеклись пути нашего героя, и неизвестного, который узнал в нем сына своего однополчанина. Если бы знать, каким образом единственный харьковский номер телефона, который нашелся в Ходженте, оказался телефоном областной администрации. Если бы знать, почему девочка, поднявшая трубку в пресс-службе администрации, не отделалась дежурным "позвоните в справочную", а шаг за шагом сделала все, чтобы человек приехал туда, куда стремился долгие годы. Если бы знать, почему бабушки из украинского села все эти годы приглядывали за могилой солдата, который никому из них не был родственником и даже знакомым.
Одни говорят, что все в мире - случайность. Другие говорят, что ничего в этом мире случайно не происходит. Если бы знать...

Show must go вon
Помните поговорку - есть правда, есть ложь, а есть статистика. Тот кто придумал эту поговорку, не добавил в нее историю только потому, что по степени лживости история проходит вообще вне конкурса. Истории тем проще лгать, имея в своем распоряжении такие внедокументальные инструменты лжи, как например, кино. С одной стороны, и враньем назвать - язык не повернется - ну режиссер так видит!.. С другой - когда такое кино превращается в тенденцию, ему верят гораздо больше, чем документам. Олег Денежка, в обычном состоянии газетный кинообозреватель Объектива, на сей раз решил сделать кино про кино про войну.
Камера лжет 24 раза в секунду.
Франсуа Озон.


Вторая мировая была не войной моторов, как ее любили представлять в 80-е, и не войной диктатур, как любят представлять сейчас. Это была война идей. Самых разнообразных и порой даже причудливых, сторон в этой войне было много больше, чем две. Стоит ли удивляться, что «промывка мозгов», начатая еще на полях сражений, не только не прекратилась после последних залпов войны, а наоборот — развернулась с еще большим размахом.

Война закончилась, и теперь эту мировую катастрофу, полную человеческих ошибок и просто подлостей, нужно было сделать «правильной войной», войной «черного и белого», войной «добра со злом». Километры армейской хроники были сданы в архив — зачем людям, все видавшим своими глазами, окунаться еще раз в эти неприятные воспоминания? Наступило время другой правды — художественной.

Для нас Великая Отечественная была жестоким испытанием и именно испытанием она осталась в лучших фильмах о войне. Правда, идеология требовала помпезности и размаха. Нужны были оды народу-победителю и лишь немногие решались на осмысление трагедиии. "Они сражались за Родину" Бондарчука. Фильм о тяжелом лете 42. Не о Сталинградском триумфе, а о катастрофе ему предшествующей.

Еще дальше пошел Алексей Герман в одном из своих ранних фильмов "Проверка на дорогах", поднимающим непростую тему предательства и расплаты за него. Впрочем, поплатился, скорее уж сам режиссер,
фильм которого пролежал на полке почти 20 лет. И надо сказать, было за что. В нашем кино не было место рефлексии и рассуждениям. Правда должна была быть черно-белой: враг есть враг. А тут ...

Впрочем, и на той стороне океана не особо задумывались, о сложностях этой войны. Голливуд есть Голливуд, и из войны со временем сделали шоу. Очень часто вместо размышлений на экране зритель видел "звездные войны" в антураже второй мировой войны. Вот например "Перл-Харбор" Майкла Бая. Ну чем не атаки на "звезду смерти". И это при том, что в реальности ни одного самолета над Перл-Харбором в воздушном бою сбито не было...

Не удивительно, что появление Спилберговского "Спасение рядового Райана" произвело эффект разорвавшейся бомбы. Для западного зрителя этот фильм стал откровением: оказывается, война шла не только в воздухе над Европой и на Тихом океане. Оказывается, война довольно смертельная штука. У нас фильм был принят, напротив, в штыки. Ветераны в один голос объявили его чуть ли не провокацией, попыткой переписать историю. Будем объективны. Говорить что в «Райане» замалчивается факт участия в войне Советского Союза — все равно что говорить о подтасовках в фильме «В бой идут одни старики». А где же там бомбежки германской промышленности союзнической авиацией? Так ведь фильмы не про это. Так и «Райан» не про Сталинград.

Впрочем на Сталинградскую битву, западный кинематограф все-таки внимание обратил. Но право слово, лучше бы он этого не делал. Фильм "Враг у ворот" Жана Жака Анно оказался настоящей клюквой на скандальную тему, набором самых ходовых штампов западного кино. Звероподобные НКВД-сты, бессмысленные атаки в полный рост ....

Тенденции последнего времени на наших экранах тоже не радуют. Место серьезных фильмов занимают зрелищные подделки, мало уступающие по своей "правдоподобности" "Врагу у ворот". Сериал "Штрафбат" по сценарию Эдуарда Володарского - лучший тому пример. Снова звероподобные НКВД-сты, и патриоты-уголовники в качестве положительных героев. И мало кого волнует, что подобный штрафбат не мог существовать в действительности, что командный состав штрафных частей состоял из кадровых, а отнюдь не разжалованных офицеров.

Не менее замечателен и сериал "Диверсант" Андрея Малюкова. Снова "экшн" вместо войны, снова суперменовская стрельба, снова патриотзм, бьющий через край, и полная фантастичность происходящего на экране.

И чем больше я вижу подобнгого кино на нашем экране, тем более страшно мне становится за наших детей. Вырастим еще одно поколение пацанов, убежденных, что война — детская прогулка, и готовых без рассуждений умереть в любой точке земного шара? Неужели у патриотизма всегда такая цена?

Собственно, именно это — цена патриотизма — является одной из тем двух самых значительных за последнее десятилетие российских фильмов о войне: «Свои» и «Кукушка». Фильмы Месхиева и Рогожкина в чем-то похожи. Оба режиссера пытаются рисовать вторую мировую войну, для нас Великую Отечественную, более чем двумя красками. Понятия «свои» и «чужие» отрываются от цвета мундира, национальности, языка и становятся вопросом выживания человека на войне. Увы, убить могут и свои. А чужими могут оказаться все.

Кино про во
йну будут снимать. Очевидно, все чаще и все «достоверней». Но мне кажется, что время правды еще не пришло. Может быть, как раз со временем мы и узнаем подробности происшедшего тогда. А пока... Пока живы люди, для которых события грозных 40-х — не кино и не литература, но жизнь. Это их судьба, и вряд ли можно требовать от них относиться к ней объективно и непредвзято. Да и нужно ли?

Свое право судить по-своему они заслужили на полях сражений.

Автор: Олег Денежко. Оператор: Вячеслав Душка

Время правды еще не пришло, считает Олег Денежка. Если оно не пришло за шестьдесят лет двадцатого века - то станет ли правда откровением еще через десяток лет века двадцать первого? Когда к вечеру поток информации погребает под собой то, о чем узнал утром... Меня сильно смущает подозрение, что правда уже давно никому не нужна.

Дебрби
Морализировать субботним вечером - дело неразумное и неблагодарное, поэтому, как и принято на всем телевизионном пространстве, завершим мы сегодняшнюю программу спортом. Милый и добрый сюжет Любы Шевченко о злостном противостоянии двух харьковских футбольных команд.
Футбольное дерби – это когда два клуба из одного города играют в одной лиге. В Харькове пока дерби в прямом смысле этого слова нет. Но события последних дней ясно указывают на то, что это не за горами. И произойдёт дерби между командами «Арсенал» и «Металлист». Точнее, уже происходит. Не на стадионе, а за пределами его.

Если быть совсем уж точным, то дерби идёт уже давно. И началось оно в январе этого года. Матч начался с осторожной подачи акционера и вице-президента «Металлиста» Виталия Данилова, который совместно с ещё одним совладельцем акций «Металлиста», тогда банкиром, а ныне губернатором Арсеном Аваковым - пытались выкупить у Ярославского контрольный пакет акций клуба «Металлист». Но парламентарий Ярославский (он же почётный президент «Укрсиббанка») наотрез отказался: самому пригодится. После безукоризненной проходки по полю Данилов ушёл на территорию соперника вместе с игровым ядром в составе восьми ведущих игроков и главного тренера Геннадия Литовченко, умело обведя при этом почётного президента народной команды.

1:0

Не сошлись взглядами в кадровой политике – изящный комментарий Ярославского. Как результат – «Металлист» играет в меньшинстве.

Александр Ярославский: Никого, кроме «Укрсиббанка», в «Металлисте» не осталось.

Но в такой весовой категории подобные обиды не прощаются. В игре становятся заметными хавбеки - юристы. «Металлисту» не удаётся увеличить счёт в свою пользу: у всех ушедших футболистов по контрактам претензий нет. Игра продолжается на половине «Арсенала» - и тут штрафной: прокуратура вдруг заинтересовалась руководством фирмы, входящей в состав холдинга «Арсенал». Изъяли печати и документы. В том числе футбольного клуба. Руководство контратакует и создаёт новое предприятие – чтобы футбольный клуб получал зарплату. Но всё-таки счёт -

1:1

Президент «Арсенала» Владимир Чумак из обороны переходит в нападение.

Владимир Чумак: А иначе и быть не могло.

Достоянием гласности становится письмо Арсену Авакову: «Мы обращаемся к Вам с просьбой о предоставлении нашему клубу с целью обеспечения подготовки проведения на должном уровне домашних матчей центрального ядра (футбольного поля), раздевалок и офисных помещений под Северной трибуной стадиона «Металист» и для обеспечения тренировочного процесса команды тренировочную базу в пос. Высокий. В связи с тем, что руководство ФК «Металлист» также проявляет интерес к тренировочной базе в пос. Высокий и к стадиону «Металлист», мы готовы принять участие в конкурсе и победить в нём, предложив лучшие условия оплаты и содержания».

1:2

Массированная атака на ворота «Арсенала» болельщиков «Металлиста»: вставай, страна огромная! Новая власть убивает старую команду! «Арсенал» отходит к своим воротам: нам новое строить дешевле, чем перестраивать старое. На самом деле это подготовка к массированной атаке: «Арсенал» давно уже наращивает свои мощности, строит спортивную базу и засевает газоны. И продолжает тренировать бывших игроков «Металлиста». Но в гораздо более комфортных условиях.

1:3
Второй тайм разворачивается вполне предсказуемо - «Металлист» отчаянно атакует и пытается создать голевой момент: подаётся заявление в Профессиональную Лигу Футбола «о легитимности контрактов футболистов Березовчука Андрея и Гладкого Александра из ФК «Арсенал» (Харьков)». Игра в центре поля оказалась результативной для «Арсенала». Вердикт бюро ПФЛ подтвердил законность контрактов, решение было принято единогласно.

1:4

«Металлист» намерен судиться дальше. Судью на мыло! Если нужно, дойдём до ФИФА! Тем временем инициатива на поле окончательно переходит к «Арсеналу», который укрепляется на второй позиции в первой лиге. «Металлист» продолжает болтаться на десятой строчке в высшей лиге – а как известно, с восьмой по двенадцатую по
зиции все под футбольным Богом
ходят. Между тем, всё то время, что сюжет готовился к выходу, руководство «Металлиста» старательно уклонялось от любых контактов с медиа-группой «Объектив». За что получает от нас жёлтую карточку – за затягивание игры.

Две команды стремительно сближаются. Дерби неизбежно. Настоящее футбольное дерби, которого все харьковские болельщики ждут с нетерпением. Потому что только игра на поле должна решить, кто сильнее.

Автор: Любовь Шевченко. Оператор: Игорь Лукашов

Имея в виду предстоящие праздничные выходные, охотно попрощался бы с вами фразой "Над всей Украиной - небо чистое!". Но с учетом тематики сегодняшней программы боюсь быть понятым неправильно. Мы не прогнозируем, а просто желаем вам чистого неба; желаем вам отдохнуть так, как вы мечтали об этом все рабочие дни; желаем вам не думать больше о войне, но не забывать о том, что наши отцы и деды не меньше нас с вами любят шашлыки и сто грамм. Особенно - нефронтовые. Всего вам доброго.


МГ "Объектив":  Новости  Газета  Авторские программы  Фотобанк  Форум

Rambler's Top100 Rambler's Top100
Все материалы представленные на сайте являются интеллектуальной собственностью © Объектив